Реклама  
  Орфография  
Система Orphus
  Aзов международный  
  Статистика  
Яндекс.Метрика
 Азов-точка-Инфо » Все новости » Просмотр новости
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017
«Златая поляна» зажигает звезды Пресс-служба Администрации города Азова
Единый день профилактики «Моя жизнь в моих руках» Пресс-служба Администрации города Азова
О дружбе городов и подготовке к Новому году Пресс-служба Администрации города Азова
Неделю назад, 13 ноября 2017
В Азове пройдет Первенство по волейболу Пресс-служба Администрации города Азова
Азов фестивальный Пресс-служба Администрации города Азова
Для тех, кто дарит свет, не видя солнца Пресс-служба Администрации города Азова
» Архив новостей «

Из проклятия в благословение

среда, 15 декабря 2004, 09:08

В Азове начинает свою деятельность межрегиональный благотворительный фонд «Исход», который лечит людей, зависимых от наркотиков, путем обращения к Богу. Пастор этого фонда Владимир ВЛАСОВ — коренной ростовчанин. Когда-то он сам был наркоманом и за 12 лет, которые «просидел на игле», прошел все круги ада. «Исход» пять лет назад вернул его к нормальной жизни. А теперь Владимир сам направляет заблудших на путь истинный. Нашему корреспонденту он рассказал свою историю без умалчиваний и прикрас, весь путь от проклятия до благословения.

НАЧАЛОСЬ все стандартно — с анаши. В 1983-м она становилась модной в молодежных кругах. Мне было 16, и как-то в компании, чтобы не выглядеть белой вороной, пару раз затянулся «косячком». Страшного ничего не произошло. Даже напротив, было приятно, комфортно, весело. В общем, понравилось. Люди совсем не знали тогда, что такое наркотики. А страна гордо вещала в газетах и по телевидению, что в передовом советском обществе наркомании, проституции и прочих негативных явлений нет. Даже милиция, как говорится, ничего в этом «не секла», а потому «траву» курили в открытую, просто идя по Большой Садовой. В те времена анашу возили чемоданами и мешками из Краснодарского края. Хи-хи, ха-ха, девчонки, дискотеки, компании и, разумеется, «трава».

СЛАДКИЙ ПЕРВЫЙ РАЗ

Как-то сидим компанией на квартире. Приходит парень и приносит упаковку морфина. Сначала сам укололся, а потом и другим предложил. Мы, конечно, о морфине уже слышали, знали, что это медицинский препарат, наркотический, очень сильный. Как он описал свои ощущения, надо было слышать, — говорил, кайф такой, что анаша просто «и в пыль не попадает»! Нам с другом и страшновато было, и попробовать хотелось. Но он настолько красиво преподнес свои ощущения, что любопытство все же победило. Вкололи мы себе по ампуле, и, действительно, «кайф» был мощным. После этого, помню, побежали играть в футбол и гоняли мяч часа три без остановки. Мы словно парили в воздухе. Нам понравилось настолько, что захотелось эту эйфорию переживать снова и снова.

После этого кололся еще несколько раз. А потом, так уж получилось, меня посадили за хулиганство. Двухлетний срок отбывал в Азовской воспитательной колонии, и все это время пережитое ощущение не давало мне покоя. Мысль о том, как выйду и снова попробую, сверлила постоянно.

Освобождаюсь. Приезжаю домой. А тем временем в стране движется перестройка и полным ходом идет наплыв всяких новых наркотиков. Друзья встречают как авторитета, со всем набором «новинок».

И все закружилось очень-очень быстро. Тогда я был молод, здоров, занимался спортом. И казалось, что все эти «ломки» меня обойдут стороной, потому, что я сильный, не глупый и в нужный момент обязательно остановлюсь.

ПОНЕСЛОСЬ…

Наркотики — вещь коварная, сразу у человека все плохо не становится. И первые пять лет кололся, когда хотел. В те годы я закончил училище с красным дипломом и получил специальность скорняка. Открыл свой собственный цех, шил шубы, шапки. У меня было все — любимая женщина, квартира, машина, деньги. Но постепенно наркотики настолько стали преобладать, что заняли первое место в жизни. Родители стали замечать мою проблему, а я их успокаивал, говорил, что курю анашу. Мол, ее все подряд курят, и страшного в ней ничего нет. Тем временем день уже непременно начинался со шприца и им же заканчивался, потому что, если не кололся на ночь, то не спал. Если с деньгами было нормально, то и днем мог принять «дозу», покурить «травы», выпить бутылочку пива. Работу практически забросил.

О том, что я в большой беде, родителям рассказала моя девушка. Конечно, сначала был шок. Потом начались попытки что-то сделать, как-то помочь. Положили меня в мединститут, провели курс лечения, подчистили кровь. Хватило на месяц — полтора. А затем все по-новой. И так лечили ежегодно, но без толку. Отлежусь, и снова «на иглу».

СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ…

Как-то приехал отец и рассказал, что появилась новая методика лечения наркоманов — кодирование. Уже в который по счету раз в мединституте меня «промыли», «прокачали», а затем, помню, пришел строгий профессор, показал мне ампулу и говорит:

— Мы вколем тебе этот препарат, и если хотя бы раз уколешься, ты просто умрешь. Если ты на такой шаг согласен, подпиши документ. Эта бумага снимет с нас ответственность, если с тобой что-либо случится.

Конечно, я был двумя руками «за». Прекрасно видел, что ничего не могу с собой поделать и раз за разом возвращаюсь в ад. А остановиться как-то нужно было!

Колоться перестал. Но о том, чтобы бросить курить анашу, я даже не помышлял. Думал, разве возможно в нашем сумасшедшем мире жить трезвым? Для меня это было чем-то из разряда научной фантастики. Я уехал подальше от прежней компании, сменил круг общения. Снова дискотеки, веселуха, ха-ха, «трава» с утра до вечера. Но… нечто большее я-то уже познал, и в какой-то степени анаша меня не удовлетворяла.

Как-то сидели мы у кого-то на квартире. Тогда только стала появляться так называемая «черняшка», то есть кристаллический опий. Один парень достал два грамма и говорит, что их можно не колоть, а просто бросить в кофе, выпить, и эффект будет как от «ширки». И его рука один за другим опустила их в кружку.

Кружка пошла по кругу — каждому по два глотка. Сижу и понимаю, что я тоже в этом кругу и скоро моя очередь. У меня внутри жуткое борение — пить или нет? И ничего с собой сделать не могу. Беру кружку в руки и говорю:

— Пацаны, меня закодировали, если со мной что-либо случится, позвоните родителям!

И… судорожно делаю два своих глотка. Постепенно захорошело. Никакой смертью и близко не пахнет. Обманули врачи!

Кодирование на самом деле — полная ерунда. Это всего лишь воздействие на подсознание — заставить человека под страхом смерти отказаться от наркотика. Но никакой страх, даже смерти, по отношению к наркотику не действует. Наркотик — сильнее!

И пошло-поехало по-новой. Практически каждый день давал себе клятву, что брошу. Не получалось. От димедрола, «ханки» и грязи вены поисчезали. Раньше они были с палец толщиной, и меня могли колоть даже на ощупь, в темной комнате. А теперь их не было видно совсем, я вводил себе дозу в шею, искал вены между пальцев рук и ног. Уже стал пользоваться тонюсенькими детскими иголочками — «бабочками». Сижу, копаюсь иглой в собственном теле, а ввести не могу! От бессилия даже шприцы разбивал несколько раз. И снова давал себе клятву, что когда вены закончатся совсем, брошу обязательно, к паховой артерии не притронусь никогда в жизни! Среди наркоманов есть поговорка — «ширнулся» в пах — открыл крышку своего гроба. И это действительно так. Я видел ребят, которые после таких инъекций получали заражение крови, у них гнили ноги, доходило до ампутации.

Подошло время, когда я свои 8-10 «кубиков» «вгонял» уже минут сорок-час. Наконец мне это надоело, и я укололся в пах. Сразу попал в артерию. Обычно первый раз это делает кто-либо из старых опытных наркоманов, но у меня получилось.

За последний год я страшно высох и почернел. Был настолько страшен, что старался лишний раз не выходить на улицу. Смотрел на себя в зеркало и думал — труба! И кололся уже не ради «кайфа», а чтоб не сдохнуть.

Огромным потрясением стал уход моей девушки. Она была хорошей девчонкой, всегда была рядом и старалась вытащить меня из этого болота. А потом она просто устала. С ее уходом я потерял уже и смысл жизни. Желания наложить на себя руки не было, знал, что конец жизни уже недалеко — в один прекрасный день умру от передозировки, остановится сердце или не выдержит печень. И я с этим смирился.

Выходил из квартиры с наступлением сумерек. Воровал что-либо, быстро бежал продавал, затем покупал пару «чеков» и курево. Днем спал, а потом всю ночь сидел перед телевизором. Кололся, курил. Уже не было ни друзей, никого. Один, как волк.

ПУТЬ ВО ХРАМ

Как-то мама пришла и сказала, что нашла протестантскую церковь, где собираются ребята, которые раньше были наркоманами. Они уверовали в Бога, исцелились, и их жизнь изменилась. Бред, отвечаю, это секта какая-то. А она по-прежнему приходит, садится на кровать и молится за меня: «Господи, прости моего сына, помоги ему!».

Что такое церковь, я тогда абсолютно не понимал. В моем представлении это был храм на Центральном рынке, куда ходят бабушки в платочках с пасхальными яйцами и нищие с протянутой рукой, грязные и вонючие. И по мне, так лучше было умереть, чем ходить в такую церковь.

Но как-то она меня все же уговорила. Приходим в актовый зал какого-то техникума. Люди подходят, улыбаются, здороваются: «Приветствуем тебя, брат!», «Бог любит вас!» и так далее. На сцене люди что-то поют — «Алилуйя!», «Господь живой!», «Он пришел в этот мир для нашего спасения!». И все веселятся, хлопают в ладоши.

Я же выполз как загнанный зверь, для которого все вокруг враги. Наркоман — он ведь и есть как зверь, живущий в постоянном страхе и трепете. В страхе перед тем, что через несколько часов его снова будет «кумарить», что нужно снова куда-то залезть, что-то украсть, где-то взять, а если «хлопнут» и посадят…

Тут еще подходят два парня — лица здоровые, румяные. Говорят, что они бывшие наркоманы. Я поворачиваюсь к матери:

— Мама, да что это за бред? Какие они наркоманы? Ты посмотри на них и на меня! Куда я вообще попал?

Разворачиваюсь и убегаю. А она не успокоилась, сделала домашнее общение, и теперь у нас на квартире собирались матери с такой же бедой, как у нее. Приходил наставник, учил их, они вместе беседовали и молились за спасение своей детворы.

Первым чудом для меня было вот что — однажды сильно «кумарило», а тут еще и зуб жутко разболелся. В мою комнату заходит мама и приглашает пойти пообщаться с наставником. Вышел потому, что увидел на их столе самую желанную для наркомана еду — чай и сладости. Присел. Не трогайте меня, говорю, у меня зуб ноет так, что сил нет! Пастор достал елей, помолился за меня. А потом я поймал себя на мысли, что уже пью чай, ем пирожные, а боль унялась! Это было настоящим потрясением — как это так, помолился и зуб прошел?

(Продолжение следует).

первая новость
последняя новость
  Комментарии  
 1   09-11-2009 17:30 Alex1 (из Азов) Зарегистрированный пользователь

Исход - это самая натуральная секта.

"По свидетельству бывших последователей секты, через несколько сеансов так называемых «богослужений»; в общинах секты «Исход» из-за активного воздействия на психику адептов, у последних возникает близкая к наркотической зависимость от чувственных переживаний, возникающих во время «прославления» Христа, совместных молитв, «говорения на языках» т. е. (несвязной речи, бормотания, выкриков). «Говорение на языках» очень часто напоминает эпилептический припадок. Такая молитва в секте называется «повержение в Духе» или «покой в Духе». Этим термином неопятидесятники и обозначают феномен, когда, обычно после возложения на них рук (или делания пассов в их сторону), люди падают на пол и некоторое время либо лежат неподвижно, либо бьются в экстазе, безудержно хохочут, рыдают или кричат.

Секта «Исход» — это оккультно-теософская неопятидесятническая секта. В её идеологии смешаны теософия Блаватской, идеи «Церкви универсального будущего» и секты «Радастея». На последнюю она особенно похожа. «Радастею» создала Евдокия Марченко из г. Миасса Челябинской области, астрофизик по образованию. Последние четыре года Евдокия ездит по всей России, проповедуя своё лжеучение и называя себя Межпланетным Оператором. «Исход» и «Радастея» — почти клоны.

Секта «Исход» не имеет никакого отношения к традиционному христианству, даже в самом широком смысле этого слова. Секта возникла в 2000 году в Краснодаре, руководит ею самозваный епископ Сергей Федорович Ощепков, который в настоящий момент пытается всеми способами сформировать привлекательный имидж своей структуры в обществе. Один из методов для этого — вербовка новых членов секты через так называемые центры для лечения наркозависимости."
подробнее: http://missionerdona.ru/content/view/13/84/ />
а вот не столь давние новости:
"В Ростовской области выявлен факт насильственного удержания 3 человек организацией "Церковь Веры Евангельской сектой "Исход". Об этом сообщает пресс-служба прокуратуры."

http://www.dontr.ru/Environ/WebObjects/dontr.woa/wa/Main?textid=36868 />
http://www.yugregion.ru/society/news/37114.html



Ваше мнение имеет значение!


Имя:
Пароль:   Сохранить пароль
Город:
Поселок:
E-mail:
Комментарий:
Введите код:  
Принимаю правила размещения комментариев

Разрешенные теги

  • [U]подчеркнутый текст[/U],
  • [I]курсив[/I],
  • [B]полужирный[/B],
  • [*] - элемент маркированного списка;
  • теги можно [U][I][B]комбинировать[/B][/I][/U].
   Наверх