Реклама  
  Орфография  
Система Orphus
  Aзов международный  
  Статистика  
Яндекс.Метрика
 Азов-точка-Инфо » Все новости » Просмотр новости
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017
«Златая поляна» зажигает звезды Пресс-служба Администрации города Азова
Единый день профилактики «Моя жизнь в моих руках» Пресс-служба Администрации города Азова
О дружбе городов и подготовке к Новому году Пресс-служба Администрации города Азова
13 ноября 2017
В Азове пройдет Первенство по волейболу Пресс-служба Администрации города Азова
Азов фестивальный Пресс-служба Администрации города Азова
Для тех, кто дарит свет, не видя солнца Пресс-служба Администрации города Азова
» Архив новостей «

Ветераны о войне

пятница, 7 мая 2004, 22:27

Родники – Берлин – Азов

Алексей Степанович Веклич и в городе, и в районе человек хорошо известный. Еще бы! С 1965 по 1996 гг. он возглавлял Азовское отделение Госбанка, которое за этот период стало самым крупным в Ростовской области. В 1971 г. награжден медалью «За трудовое отличие», а в 1986-м ему вручен орден «Знак почета».

А.С.Веклич – председатель Азовского районного и городского Комитета защиты мира отделения Фонда мира, «за миротворческую и благотворительную деятельность» награжден золотой медалью Российского фонда мира. Дорог Алексею Степановичу и нагрудный знак «За заслуги перед городом», которого он удостоен, как сказано в удостоверении №3 (!) «за многолетнюю плодотворную работу по развитию финансово-кредитной системы города и активное участие в общественной жизни города». Безусловно, профессиональная и общественная деятельность А.С.Веклича, его знание жизни города и района, - интереснейшая тема. Но сегодня, в канун самого народного, лучезарного праздника Победы, я хочу рассказать о том, как гнал фашистскую нечисть от берегов Тихого Дона через Миус, Днепр, Вислу и Одер до самого Берлина паренек с ласковым именем Алеша, - простой русский солдат – воин-освободитель.

На войну Алешу призвали из родного хутора Родники Кагальницкого района в феврале 1943 г., в марте ему исполнилось 18 лет. После кратковременного обучения стал автоматчиком. Обмундирование выдали далеко не сразу, но во фронтовую жизнь на передовой новобранцам пришлось включиться незамедлительно. А вскоре Алексею был преподнесен первый боевой урок. У с.Петровка Матвеево-Курганского района вдвоем со старшим товарищем они отправились в дозор. Темной ночью сидят в окопе, а немец начал обстрел – трассирующие пули летят, снаряды то дальше, то ближе рвутся! Очень страшно! Алексей предложил:

- Давай тикать отсюда в другое место. Немец нас заметил.

- А ты сам кого-нибудь видишь? – спрашивает напарник.

- Да, где ж в такой тьме что-нибудь увидеть?

- Вот и сиди.

Алексей все же поднялся, но «старшой» рывком за ремень усадил его на пол окопа и сказал:

- Запомни: если будешь бегать, как козел, по всему полю – обязательно убьет, а в окопе тебя может убить только в случае прямого попадания. Понял?

К сожалению, память не сохранила имени первого боевого наставника. Запомнился только год рождения «старшого» – 1923.

Настоящее боевое «крещение» Алексей получил в августе, когда его 248-я стрелковая дивизия совершала прорыв гитлеровской обороны на реке Миус. Утром накануне переправы артиллерия устроила настоящий ад – густая пыль и хлопья копоти рваным плотным туманом закрыли от бойцов белый свет.

Задача автоматчиков – проскочить первую линию немецкой обороны и атаковать вторую. В бой бойцы шли налегке: кроме формы и ремня, автомат ППШ, четыре диска к нему (по 72 патрона в каждом) и гранаты. Миус - река мелкая, переправляться решено верхом на танках. И вот, перекрикивая оглушающий грохот орудий, командир полка, полковник Иванов скомандовал: «Автоматчики! Сыны мои! За Родину! За Сталина!». Бой был очень сложный. Пехота еще атаковала 1-ю линию обороны гитлеровцев, поэтому авангард автоматчиков отражал атаки со всех сторон. И вот фашисты пошли в «психическую» атаку. «Идут - один к одному. Автоматы наперевес - строчат, - вспоминает А.С.Веклич. - А нас-то мало осталось. Хорошо, что нам в помощь прислали пулеметчика - тоже молодой мальчишка.

Мы все ему:

- Что же ты не стреляешь?

- Тихо, тихо, пусть подойдут поближе.

Подпустил их, а потом как чесанул туда-сюда. Немцы закрутились, заметались и ушли назад».

Этот бой был выигран. А из 125-ти человек роты в строю осталось... 13. Кто ранен, кто убит. Уцелевших бойцов отозвали в штаб полка, где командир роты поднес им по 100 грамм. Этой же ночью предстояло идти дальше. За бой на р.Миус Алексей Веклич награжден медалью «За отвагу».

Впереди были долгие и трудные фронтовые дороги. Сколько же их протопал русский солдат! А сколько земли пришлось перекопать на полях сражений от реки Миуса до реки Одера!

В составе своей, 248-й стрелковой дивизии, Алексей Веклич принимал участие в боевых заданиях у г.Мелитополя, с боями форсировал Днепр, в большом бою освобождал г.Николаев, штурмовал Одессу. В бою за взятие Одессы он был ранен в ногу, но, к счастью, ранение оказалось несложным, и в апреле 44-го Алексей вернулся в свой полк. А его дивизия после этого боя стала именоваться Одесской.

Приказом командира полка А.С.Веклич был направлен для обучения на курсы младших лейтенантов при штабе армии. А через полгода, поздним ноябрьским вечером, в лесу над р.Вислой командир роты автоматчиков представлял бойцам нового командира взвода, младшего лейтенанта Веклича. Этой же ночью 902-й стрелковый полк принял участие в форсировании р.Вислы – левее Варшавы. Известно, что жестокость боев за Варшаву вошла в историю. За форсирование Вислы Алексей награжден орденом «Отечественной войны» II-й степени.

В начале января 1945 г. советские войска вышли на левый берег Одера – последней водной преграды на пути к Берлину. Перебравшись на берег правый, за сахарным заводом одного из городков, бойцам 902-го полка пришлось гасить мощнейшее сопротивление немцев. За этот бой, который длился двое суток, командир полка получил звезду «Героя Советского Союза», а командир взвода автоматчиков Веклич награжден орденом «Отечественной войны» I степени. К этому времени Алексей стал старшим лейтенантом. Затем был приказ передвинуться под Кенигсберг, и уже оттуда части 248-й Одесской стрелковой дивизии отправились на Берлин! Завершающие бои в фашистской столице были жесточайшими. «Стреляли» буквально в каждый дом, каждое окно. Взвод Веклича остановился недалеко от Рейхстага 2-го мая. А вскоре за успешное выполнение приказа о водружении полкового знамени на здании Рейхстага Алексей был представлен к награждению орденом «Красного Знамени».

Мы восхищаемся мужеством Алексея Степановича Веклича, мужеством каждого воина Великой Отечественной войны. Низкий вам поклон за Победу!

Из Азии в Европу

Павел Семенович Соппа родился 4 октября 1918 года и был в семье третьим из четырех сыновей. Из-за брони в армию Павла призвали поздно – в 1939-м. И хотя до этого он работал на рыбокомбинате машинистом мотовоза, служить пришлось шофером (была нехватка водителей).

Уже маячили события на Халхин-Голе, и Павла направляют в Монголию, в Хамур-дабу, где размещался штаб комкора Георгия Жукова. Из нескольких случайных встреч с Георгием Жуковым молодой человек уже тогда понял, что это гениальный военачальник и человек. Поражала его почти отеческая забота о рядовом составе, а начальство боялось Жукова, как огня.

Срок службы заканчивался в 41-м, но, очевидно, в воздухе носился дух войны, поэтому Павла задержали и перевели в авиаполк в Нерчинск. За месяц до начала войны Павел Соппа с отличием закончил пехотное училище и до 1944 года в звании лейтенанта командовал взводом в Монголии. В 44-м переводят на 2-й Украинский фронт командовать ротой 748-го стрелкового полка 206-й дивизии. Она участвовала в окружении Яссо-Кишиневской группировки фашистов, а потом – в освобождении Румынии. Самым большим впечатлением от этой страны оказалась необычайная жадность местных жителей. Даже на вопрос: «апэ (вода) есть?» румыны отвечали: «герман все забрал».

Вообще же, вспоминает Павел Семенович, больше всего на фронте хотелось чего-нибудь домашнего из еды. Нет, с питанием все было нормально, но мечталось о варениках, пышках. И при случае использовалась малейшая возможность что-нибудь состряпать. Как-то на пути попался клочок неубранной пшеницы. Павел сам скосил, обмолотил, намолол муки и напек отличных пышек, дух которых привлек внимание бойцов из соседних взводов.

Здесь же, в Румынии, во время атаки, когда выбивали немцев с шоссе Бухарест-Будапешт, Павла ранили. Машину, на которой везли в госпиталь, разбомбили. Павла накрыло бортом, и так он, без сознания, пролежал до прихода похоронной команды. И первое, что услышал, удивленный возглас санинструктора: «Глядите-ка, лейтенантик шеволится!».

Еще очень запомнилось, как щемило сердце, когда везли на поезде долечиваться в Кисловодск и проезжали Ростов – ведь шесть лет не был дома, не видел матери. Упросил медсестру поговорить с начальником поезда – поняли, высадили.

После ранения служил Павел Соппа зам. начальника районного военкомата в Воронежской области до 1959 года. В этом году руководство страны приняло решение о сокращении численности армии и демобилизовало 1 миллион 200 тысяч человек. После увольнения из рядов Вооруженных Сил Павел Семенович Соппа бессменно в течение 30 лет до самой пенсии работал аварийным диспетчером в Азовском горгазе.

Учитель на войне – Алексей Тертышник

От станицы Шелковской Краснодарского края до г.Яблонцы в Чехословакии – такой боевой путь командира расчета 45-мм орудия Алексея Павловича Тертышника.

21 июня 1941 г. выпускнику педучилища Алексею Тертышнику вручили диплом, а на следующее утро он уже был в военкомате. Но только 13 марта 1942 года, после второй медкомиссии, Алексея Тертышника признали годным к строевой службе. Он попал в запасной полк, расквартированный в станице Шелковской. Затем командование полка направляет его на учебу в станицу Гребенскую, где через 28 дней бывший педагог получил звание старшего сержанта и стал старшиной роты. В августе его отправили на фронт, где он получил свое первое боевое крещение под городом Малгобеком. Будучи командиром отделения дивизионной разведки, Алексей Тертышник часто брал «языков». «И когда мы видели, как этот солдат неустрашимой армии трясется от страха и молит о пощаде, мы понимали, что немца можно бить и нужно бить», – рассказывает ветеран.

Тяжелая контузия 3 января 1943 г. надолго выводит его из строя. Три месяца он лечится в госпитале в Дербенте, а в марте попадает в 15-й истребительный противотанковый полк 8-й истребительной противотанковой бригады. И сразу же принимает участие в боях за Саур-Могилу. Этот курган стал одним из центров немецкой обороны на Миус-фронте. Курган был главенствующей высотой в радиусе 10-15 км, и, естественно, его отменно укрепили. В феврале 1943 г. полк Алексея Тертышника шел из Шахт и подошел к селу Дмитриевка, расположенному на правом, стратегически важном, берегу реки Миус. Деревня несколько раз переходила из рук в руки, в итоге наше наступление захлебнулось. До июля 1943 г. фронт стабилизировался. В мае на фронт приезжал маршал Василевский и объяснил главную задачу: в то время, когда будет наступление на Курской дуге, надо захватить Саур-Могилу и не дать противнику возможности оттянуть войска с главного направления. В случае удачного наступления следующим оборонительным рубежом немцев мог стать только Днепр.

Второе наступление началось 18 июня. К нему противник был готов, и даже прорыв обороны не смог закрепить успех - силы были неравные, и нашим войскам опять пришлось отойти за Миус.

В начале августа 1943 г. военный совет Южного фронта провел совещание командиров соединений. Командующий фронтом Ф.И.Толбухин сказал:

- Наша ближайшая цель – Донбасс. Дважды мы пытались прорвать Миус-фронт и безрезультатно. Будем прорывать в третий раз.

«Бои были ужасающими, – вспоминает Алексей Павлович, – 31 августа мы взяли Саур-Могилу, 3 сентября был освобожден Иловайск, а 7 сентября Донбасс был в наших руках». Когда полк, где служил Тертышник подходил к Мелитополю, его переукомплектовали. Пушку «сорокапятка» сменило орудие 57-го калибра, которое пробивало броню тяжелого немецкого танка «Тигр». Но недолго пришлось осваивать новую технику. Снова ранение, и снова госпиталь…

В ноябре 1943 года артиллерист попадал в 295-й стрелковый гвардейский полк 96-й гвардейской Иловайской дивизии и был назначен командиром расчета 45-мм пушки. Пушка эта еще называлась «Прощай, Родина». Задумался тогда Алексей Павлович над этим и стал выяснять, почему так быстро гибнут расчеты «сорокапятки». «Ведь солдат тогда не учили, как действовать в бою, и, естественно, когда рядом начинали рваться снаряды, то наступала растерянность», – говорит ветеран. И он сам стал тренировать свой расчет. Своих подчиненных он учил взаимозаменяемости, а также уверенности в орудии. Учитывалась и психология ведения боя. Алексей Тертышник общался с нашими танкистами, узнавал особенности их поведения во время боя. «Ведь в танке те же люди сидят, и они тоже напряжены и волнуются. И если снаряд хотя бы рикошетом задевал машину, то прицельного огня от наводчика танка было сложно ожидать», – рассказывал своим солдатам командир. Изучалась и немецкая военная тактика. Например, для борьбы с пушками в засаду ставилось самоходное орудие «Фердинанд», которое во время танковой атаки уничтожало их. Алексей Павлович, зная это, во время боя подбил «Фердинанд», и тогда остальные танки развернулись назад.

Не только танки были основной мишенью 45-мм пушки. Все пулеметные точки противника, препятствующие продвижению пехоты, также уничтожались. Уже после войны в 1982 г. на встрече ветеранов войны в Москве его командир батальона сказал: «Когда у меня был Тертышник, не надо было никаких Матросовых». И хоть командир расчета воевал умело, потери все-таки были. После форсирования Днепра и взятия Николаева, в его полку остались 114 человек.

Потом их всех отправили в Белоруссию. Там полк доформировали и перебросили под Кенигсберг.

 «На границе Восточной Пруссии висел плакат с надписью «Ты идешь в логово зверя». Ненависть тогда была очень сильная, - вспоминает Алексей Павлович. – Зашли на дачу Геринга и дали автоматную очередь по всем люстрам и зеркалам».

Затем их опять на эшелонах переправили в Польшу, в город Познань, откуда с тяжелыми боями войска продвигаются на Берлин. Внезапно часть сняли с передовой и отправили в Чехословакию. И здесь в г.Яблонце вечером 8 мая Алексей Тертышник услышал слово «победа». «И все тогда сделались сумасшедшими, стреляли и веселились», – говорит он.

За время войны им было подбито 8 танков, сожжено – 3. Алексей Павлович награжден орденом Отечественной войны II степени, орденом Славы II и III степени и медалью «За отвагу». Медаль он получил за события на Западном Буге. Тогда немцы переправлялись на наш берег. Соседний расчет был уничтожен. Он, сам раненый, подбежал к пушке и подбил танк, попав ему в днище.

Рассказывать об этом человеке можно много. Но он предпочитает рассказывать сам. Алексей Павлович активно сотрудничает с нашей газетой и постоянно готовит материалы, посвященные памятным датам Великой Отечественной войны. Также он активный член совета ветеранов города. Будем надеяться, что он и впредь будет учить нас и наших детей мужеству и любви к нашей Родине – России.

первая новость
последняя новость
  Комментарии  

К этому материалу комментариев нет.

Ваше мнение имеет значение!


Имя:
Пароль:   Сохранить пароль
Город:
Поселок:
E-mail:
Комментарий:
Введите код:  
Принимаю правила размещения комментариев

Разрешенные теги

  • [U]подчеркнутый текст[/U],
  • [I]курсив[/I],
  • [B]полужирный[/B],
  • [*] - элемент маркированного списка;
  • теги можно [U][I][B]комбинировать[/B][/I][/U].
   Наверх